Глава 1

В глубине Тюрьмы старейшин Эрамис – Келл-без-Дома.

Снаружи она – проповедница Дома Дьяволов, демон из Сумеречной Бреши, Похитительница кораблей.

Но здесь у нее дома нет. Здесь она – одинокая королева.

На арене, где ей бросают вызов щенки-эликсни и оставшиеся без лидеров Кабал, она правит единолично, и сломанное электрокопье – ее монарший жезл. Это самое мощное оружие, которым ей дозволено владеть, и она подчинила его своей воле.

Раздобревшие на эфире стражники много раз отправляли ее на смерть на этой арене, но она каждый раз выходила из боя победительницей. Она убивает их воителей; наблюдает, как эфир с шипением выходит из-под их масок. Смотрит, как из их костюмов вытекает гель. Ей уже нравится аромат хорошей драки. Кровь. Пот. Эфир. Страх.

Она мечтает о том дне, когда на знамени вышьют сломанное копье и перевернутую корону.

Дом Анархии. Дом Бунта. Дом Эрамис.

Дом пустоты.

Если келл только один, в домах нет необходимости.

Сегодня она сражается с центурионом разгромленного Красного Легиона. Деньги переходят из рук в руки. Его наплечники, побывавшие не в одном бою, покрыты царапинами и вмятинами. Ему выдают боевой молот. Он поднимает его, приветствуя улюлюкающую толпу.

Эрамис ждет, перебрасывая из руки в руку свое сломанное копье. Центурион поворачивается, и его пронзительные, сверкающие глаза фокусируются на ней.

Он замахивается молотом, но она делает кувырок, уходя от удара. Он размахивается снова, но она уже позади, и он ее не видит. Он пытается найти ее, словно муху, которая села ему на спину. Она вонзает сверкающий наконечник электрического копья в щель между частями его доспехов. Вцепившись в обломок древка, она запрыгивает на плечо центуриона.

Он кипит от злости, словно зверь ниирсай, но это тупая ярость. Ему почти удается сбросить ее с себя. Она пытается вытащить копье, но удар огромной руки на миг оглушает ее. Копье удается высвободить в самый последний момент, и она хватается за наконечник. Электричество кусает за ладонь, пока она просовывает наконечник под край шлема и вонзает его в шею врага.

Центурион кричит.

Пока он падает, она спрыгивает на землю. Зрители не радуются ее успеху, а только перешептываются. Всегда.

Ни одна тюрьма не удержит Эрамис-келл, говорят они. Она опаснее, чем сами Дьяволы.

Эрамис-келл не знает поражений.