Глава 11

У меня было три недели на раздумья о том, как я обошлась с тобой. Теперь я понимаю, что должна во всем признаться.

Покинув Башню в поисках агентов Саватун, я смирилась с тем, что стала фигурой на космической шахматной доске Мары Сов и что мне суждено бороться с Ульем до последнего среди холодных звезд. Я попрощалась только с теми, кто не мог меня услышать. Я испугалась, что, если хоть один голос попросит меня остаться, я тотчас передумаю.

Я написала тебе то послание в постыдную секунду слабости. Движимая отчаянным желанием запомниться как человек, а не пустая оболочка, я рассказала о ребенке по имени Эрисия, Санкт-Петербурге и холодных водах Невы. Все это правда.

Но остальное…

Мне очень стыдно. На середине предложения, на излете мысли, меня охватила страшная мысль, что я веду себя, как неразумный ребенок, что трачу твое время на глупые сантименты, что ты презираешь меня за этот выброс эмоций или, что хуже, не обращаешь на него внимания. Я много лет скрывалась во тьме, Страж. Меня пугают не одиночество и не смерть. А их полная противоположность.

Поэтому я придумала Медузу, чтобы притвориться, будто никогда не общалась с тобой. Осознав, что Медузу вот-вот поймают на лжи, я придумала все остальное, дабы рассказать обо всем, что узнала, не выдавая себя.

Как доказать, что я на самом деле Эрис Морн? Что я не Медуза, не Ривен, не Кьюрия, не Дул Инкару, не сама Королева-ведьма? Не знаю. Поверишь ли ты мне? Станешь ли перечитывать эти страницы в поисках доказательств или опровержений? Загрузишь ли эти файлы в ваши сети, поделишься ли ими, призовешь ли варлоков и криптархов, чтобы они внесли в каталог и разобрали по частям каждое мое слово? Станет ли этот манускрипт основой для еще одной шаткой махины теорий и ожиданий?

Я совершила великую глупость. Все из-за того, что я засомневалась в своих убеждениях, попыталась воззвать к тому, кого потеряла, и испугалась при одной мысли о контакте. Но это теперь уже в прошлом и сделанного не воротишь. Я женщина, хранящая тайны. Женщина, потерявшая всех, кого она когда-то считала друзьями. И, когда желание поделиться тайнами натолкнулось на боязнь дружбы, я глупо увязла в никчемной лжи.

Знаешь, что говорят в Улье, когда упоминают неотвратимый исход? Когда хотят сказать, что все случилось именно так, потому что не было иного пути?
Айят.