Глава 2

Нора и Брэм назвали дочь Амандой. Они рассказывали ей о Последнем городе, пока он не занял особое место в ее сердце – такое же, как прежде занял в сердцах ее родителей. Они рассказывали ей об отдыхе и спокойствии, о том, что им больше никогда не придется брать в руки оружие. Эти истории помогали притупить страх, унять тревогу, которая сопровождала их в этом бесконечном путешествии. Сулили им безопасность.

Но пока единственной гарантией их безопасности был «Компаньон».

Как-то они решили остаться на ночлег в одной деревне. В полузаброшенном поселении с прогнившими домами, палатками и навесами. Но у здешних людей был домашний скот, и они выращивали на полях горькие овощи.

«Это Город?» – спросила Аманда.

«Нет», – ответила Нора. И, как всегда в таких случаях, в ее голосе слышалась грусть.

Местные жители предложили на обмен еду, боеприпасы и теплую одежду. А Нора и Брэм помогли им отбиться от ночного нападения падших.

Спрятавшись в укромном месте, Аманда смотрела, как мать стреляла из «Компаньона», слышала шипение эфира, когда очередной падший расставался с жизнью. Она наблюдала, как ее родители защищали людей, которых видели в первый и последний раз. Это уже стало для нее привычным зрелищем.

В благодарность за помощь люди позволили им переночевать в старом коровнике – даже дали газовую лампу. Ночь выдалась холодная, и семья была рада крову и теплу.

Брэм раздал еду, а Нора достала «Компаньон» и положила на солому рядом с собой. К ней тут же подошла любознательная Аманда. Под взглядом Норы ее дочь протянула руку и осторожно провела пальцем по гравировке на стволе. С таким почтением люди обычно касаются предметов, которые считают священными. И Нора знала, что это хорошо. Значит, Аманда будет бережно обращаться с «Компаньоном». Значит, для нее он станет не просто оружием, а еще и источником воспоминаний.

«Мама дала его мне на прощанье, – сказала Нора дочери, а затем указала взглядом на цветочный орнамент, выгравированный на ствольной коробке и стволе. – Но это я сделала сама».

Работа над гравировкой помогала ей сосредоточиться. Это был способ занять себя в слишком холодную или жаркую погоду, когда приходилось устраивать привал. Осторожно вырезая плавные тонкие линии, она училась находить красоту в мире, который не смог ее этому научить.

«А можно выстрелить?» – спросила Аманда. Она первый раз задала этот вопрос. Брэм бросил на нее встревоженный взгляд: эта перспектива его явно пугала. Но Нора лишь засмеялась и взъерошила девочке волосы.

«Нет», – сказала она нежно, но твердо, и увидела по лицу Аманды, как сильно та расстроилась: на такие всепоглощающие эмоции способны только дети. Плакать дочь не станет, но наверняка будет дуться – во всяком случае, пока что-то другое не привлечет ее внимание и не покажется ей важнее всего на свете.

Однако Нора хотела как можно дольше удержать внимание девочки.

«Можешь помочь мне его почистить, – предложила Нора. – Я покажу тебе, как его разобрать и собрать снова. Так же, как ты собираешь и разбираешь свои маленькие механизмы».

По выражению лица Аманды Нора поняла, что именно этого ей и хотелось.

Вместе они разобрали дробовик, почистили его, смазали и снова собрали. Нора объяснила, как называются все части оружия и для чего они нужны. Очень скоро Аманда выучила форму и текстуру каждой из них. Запомнила, как соединяются детали и как работает механизм. Она впитывала знания с безграничным любопытством, руководившим всеми ее действиями и помыслами.

«Мы перебираем его после каждого использования», – сказал Брэм дочери. Нора кивнула.

«Даже сделав один выстрел, – сказала она, – я чищу дробовик, чтобы он был как новый. Только так я могу быть уверена, что его не заклинит в самый неподходящий момент. И что он еще долго будет служить защите людей».

После этого она пощекотала Аманду. Та вывернулась из рук матери и улыбнулась. Нора знала, что теперь девочка запомнит этот момент. Брэм усмехнулся и подсел к ним поближе. Аманда устроилась поуютнее в его объятьях. Нора знала, что однажды ей придется научить Аманду стрелять, но этот день еще не настал, и ей хотелось провести как можно больше времени с дочерью, пока та была слишком мала для этого.

«Мы используем его, чтобы защищать людей, – добавила Нора. – И это самое главное».

Нора задумчиво смотрела на дочь, сидящую в объятьях ее мужа. Она не сомневалась, что однажды Аманда окажется под защитой Города. Ей было интересно, найдется ли там место «Компаньону». Но очень хотелось надеяться, что нет.