Глава 6

Сие начертано Матчем, тайным советником истинного императора, на борту «Левиафана», победоносного судна нашего императора. Сегодня я наполняю кубок-личину льняным полотном, чтобы мои предки перевязали свои раны. Все мои мысли и чаяния связаны с моим императором Калусом, правителем былого и грядущего.

Мы покорили Клипс.

Среди всех народов империи Калуса, среди всего разнообразия видов, примкнувших к нему и нашей великой культуре, Клипс всегда были его любимчиками. И когда они встретили его возвращение снарядами, его чувства были задеты. Но Калус не обиделся, не разъярился и не стал посреди ночи требовать от них срочных объяснений. Его загадочная новая философия поменяла его.

Вместо этого он попросил Валус Нор спланировать и провести захват Клипс, используя только «Левиафан» и его экипаж. А потом попросил меня составить отчет об истории Клипс с момента переворота.

Калус гордился своей помощью народу Клипс. На их планете идет – шла – бесконечная война с чужеродными организмами, которые сеяли ужас везде, где прорастали. Калус был опечален этим, но не мог ничего изменить, поэтому вместо военной поддержки он решил обогатить культуру Клипс и одарить их роскошью. Но Клипс остались недовольны. После мятежа Гоула Доминус попытался завоевать их расположение, послав флот, чтобы одержать «победу» в их древней войне.

Естественно, легионеры поняли, что невозможно победить зараженную экосистему, не разрушив их мир целиком. Их попытки лишь отравили Клипс – и планету, и народ. После столетия неудачных попыток изменить климат начался токсический шок, и «зачистка» провалилась. А Гоул списал Клипс как «более не нужных для поддержания стратегической безопасности империи».

Я думаю, Клипс надеялись, что смогут вновь завоевать расположение Гоула, если победят Калуса. Возможно, они решили, что их мир невозможно завоевать. Возможно, они даже были правы в этом. Валус Нор высадилась на их луне в военной столице Кага-Клипс всего с шестью тысячами бойцов. Восемь недель Клипс атаковали ее с земли и орбиты, а их роботы-перехватчики роились вокруг «Левиафана». Я не был частью концерта единения, который защитил нас, но мощь объединенных сознаний зарядила все ковры статикой и вызвала у меня постоянное дежавю.

Когда Нор совершила из своей крепости атаку фирменным молниеносным броском, нацелив орудия «Левиафана» на главные командные пункты Клипс, их защита рухнула. В отчаянии они попытались высадить десант на сам «Левиафан». Их транспортник смог улизнуть от наших радаров, но концерт единения почувствовал на борту враждебный разум.

Калус велел не стрелять в них. «Я уважаю их стремление, – сказал он. – Пусть покажут себя».

Меня попросили узнать его намерения. Я не видел его лично уже столько дней, что сбился со счета. «Я берегу своих последователей, Матч», – ответил он. – Размышляю о своих будущих тенях».

Атака Клипс, конечно же, провалилась, но один из них выжил. Его звали Рулл. Некоторые считают, что он заслужил встречу с Калусом, однако я сомневаюсь, что он увидел истинный Его Лик. Кага-Клипс был под нашим контролем, и мы могли бы в любой момент уничтожить всю планету Клипс. Калус позволил им сдаться и одарил за это Рулла всем, что было необходимо для завершения их вечной войны.

Это был листок бумаги, толстый и острый, того сорта, который сам Калус делает из воды с комет и хлопка из его личного сада (говорит, что любит его запах). Рулл подписал его через два часа переговоров с Калусом. Фабрики «Левиафана» тут же загудели, производя роскошные автономные аркологии, карманные миры, которые гарантируют вечный комфорт тысячам жильцов.

Когда выбранных Руллом людей поместили в города-капсулы, орудия Кага-Клипса превратили родную планету Клипс в сгусток пламени. Избранные выжившие унаследовали жизни большинства. Остальные упокоились в пепле. Вечная война завершилась.

Я молил кубок в зеркале об ответах. Но дал их мне сам Калус.

«Матч, – он звучал в моем сознании, словно псион. – Я сказал Руллу правду. Всему скоро настанет конец. Мы должны это принять. Важно только счастье, которое мы можем разделить с близкими в последние мгновения. Зачем миллиардам страдать ради будущего, которое никогда не настанет? Жизнь без достоинства, без стремления продолжать жить – это не жизнь. Это вирус. Это проклятие. Лучше умереть, чем стать Ульем».

Рулл покинул свой мир и отправился с нами. Не знаю, смог бы ли он взглянуть своими глазами на то, что сделал.